«Ранний секс — это лет в 13—16». Психолог и гинеколог о подростках, незапланированной беременности и трудностях с зачатием

Совместный цикл с «Лодэ» продолжается. Говорим о мужском и женском здоровье, родительстве, материнстве… Женский организм — целая вселенная, где все переплетено самым удивительным образом. Отсутствие любви в родительской семье, раннее вступление в половую жизнь, проблемы с зачатием — если увеличить перспективу, то станет понятно: все это части одной большой картины. Исследовать ее мы будем вместе с детским и семейным психологом Анной Мелешевич и гинекологом-репродуктологом Инессой Смирновой. О том, почему возраст первого секса стал смещаться к более раннему и как слишком рьяная учеба может привести к бесплодию, читайте в материале Onliner.

«Девочки сильно напуганы, как и их родители»

Анна Мелешевич — психолог, аккредитованный гештальттерапевт, супервизор, ведущая групп для подростков, в свое время вела предабортное консультирование в поликлинике, а потому о раннем вступлении в половую жизнь знает не понаслышке. Считает важным открыто говорить на стыдливые темы, которые подростки привыкли «захихикивать».


— Итак, давайте определимся с терминологией. Ранняя половая жизнь — это во сколько лет?

— Ранняя — это лет в 13—16. В 13 лет — единичные случаи. А в основном ребенок в 15—16 лет решает, что он уже взрослый, и вступает в половую жизнь. Это не пустые слова, а множество реальных случаев из моей практики. В свое время я вела предабортное консультирование в поликлинике, ко мне приходило много подростков. Конечно, не 100% начинают половую жизнь в 13—16 лет, но прецеденты есть. Девчонки приходят — только был первый половой акт, и сразу же забеременели. Они не знают о последствиях, о том, что необходимо предохраняться, не чувствуют, готовы к отношениям или нет… Там очень много всего поднимается. И девчонки, конечно, сильно напуганы. Как и их родители.

— Раннее вступление в половую жизнь, где много незнания, страха и тревоги, — это история про подростка, у которого нет контакта с мамой, с родителями?

— Да, я думаю, что контакта нет. Потому что родители узнают именно в последний момент, когда ребенку некуда деваться. Без родителей девушка ведь не может обратиться в поликлинику. Для этого необходимо согласие мамы, как и для предабортной консультации. И если девочка решается прервать беременность, то родители подписывают все эти документы.

В такой ситуации в первую очередь речь идет о незнании самой себя. Родители — это прекрасно. Но подростки все-таки отходят от взрослых, начинают узнавать про половую жизнь среди своих, в интернет-пространстве. Сейчас очень много статей, блогов, видеороликов, сообществ. Если у подростка есть вопросы, то 100% куда он пойдет? В интернет.

Девочки действительно не знают себя. Готова она или не готова к отношениям?.. Здесь влияет еще неуверенность. Многим девушкам кажется, что если они вступят в половую жизнь, то что-то поменяется, они станут более уверенными, значимыми, популярными. Деструктивная популярность, назовем это так.

Девушки, подростки, с которыми я работаю в группе или индивидуально, прежде всего говорят о неуверенности, стыде, неприятии собственного тела: «Я некрасивая! У меня фигура полная!» Увидеть свой страх вступления в половую жизнь, озвучить его — это уже маленькая часть взросления.

Я думаю, что очень важно рассказывать девчонкам о том, что происходит с ними в подростковом возрасте. Не только про психологические состояния, но и про физиологию: какие гормоны на что влияют, что значит цикл. Важно, чтобы девочки начинали слышать свой организм. Например, вы знали, что в 9—11 лет из-за того, что менструальный цикл еще не установился, а гормоны уже начинают действовать, все девочки полнеют? И это нормально.

— Можно ли сказать, что подростки сейчас какие-то другие, чем двадцать, тридцать лет назад? Сместился ли возраст первого секса к более раннему?

— Да, может быть, и сместился. Точно так же, как сместился подростковый возраст. Если раньше предподростковый период считался с 11 лет, то сейчас ребенок входит в него уже в 9 лет. Это для меня удивительно. Дети приходят в 8—10 лет, и я прямо вижу этот переломный момент! У мальчишек в этом возрасте больше интерес к сексуализации, а девочки скорее напуганы. Потому что они еще незрелые.

Что точно не меняется из поколения в поколение — так это потеря авторитета у родителей. Подростки отвергают родительский опыт и начинают поиск собственного. Агрессивно отстаивают свое мнение. Чувствуется, как они раздражаются. Только было все хорошо, как ребенок кричит: «Да мне ничего не надо! Идите вы …!» — и хлопает дверью. Гормоны прямо бурлят. Появляется хамство. У некоторых подростковый возраст проявляется более бурно, другие же отстраняются. Начинают закрываться в комнате: «Отойди, не заходи!»«Я хочу побыть одна/один». Уходят в себя, в одиночество. Очень часто снижается успеваемость в школе. Начинают говорить: «Я и так все знаю! Не надо меня учить!» Это первые звоночки подросткового периода. Девчонки начинают больше краситься, прихорашиваться, красоваться перед зеркалом. А мальчишки перестают застилать постель и вообще перестают мыться, чистить зубы: «Да не надо, мне и так хорошо!» Такая неряшливость у них появляется.

— Считается, что если первый сексуальный опыт был травматичным, то это может сказаться на всей сексуальной жизни и даже способности к зачатию в будущем. Или важность первого раза все-таки преувеличена?

— Нет, не преувеличена. Первый секс — это словно дверь в интимную жизнь. Первый партнер и то, как с тобой обходились, как было создано пространство, насколько ты был готов/готова, естественно, влияет на качество интимной жизни в будущем. Если опыт неудачный, то однозначно с этим важно разбираться. Это больно, неприятно. Но иначе неуверенность скажется в отношениях в более зрелом возрасте. В своей работе я часто сталкиваюсь с тем, что замужние женщины скрывают свои истинные желания в сексе, замалчивают, не говорят правду о том, когда некомфортно, — и все из-за неудачного первого опыта.

— Мне бы не хотелось свести наш разговор к морализаторству и обвинению женщин. Причина раннего вступления в половую жизнь — это ведь отсутствие принятия, ценности и любви в родительской семье, а не какая-то мифическая «испорченность»?

— Конечно! Если девушка растет в любящей семье, полной принятия, то она не будет вступать в раннюю половую жизнь. Потому что у нее есть ощущение ценности, уважение к себе и своему телу. Ценность — это ключевой момент. И плюс доверительный контакт с родителями. Если мама любит себя, свое тело, то и девочка будет идентифицироваться с ней.

Конечно, все дети разные. Бывает, что раннее вступление в половую жизнь — это проявление бунта: «Ах, вы хотите, чтобы я была такая хорошая! Да я вам сейчас покажу!» До определенного момента замечательная, принимающая девочка, отличница, а потом — раз! — идет в противоположную полярность, полностью отыгрывает «плохую девочку»: гуляет, дома не ночует, бросает учебу, институт. Такие истории я тоже знаю.

В подобной ситуации родители напуганы. Растеряны. Как вернуть контакт с ребенком? Поскольку подростки обычно не готовы брать информацию от родителей, я могу посоветовать несколько отличных книг о половом созревании — удобный способ невзначай дать важную информацию «от других»: «Давай поговорим про это: о девочках, мальчиках, младенцах, семье и теле» Роби Г. Харриса и Майкла Эмберли (для деток с восьми лет); «Почти неволшебные превращения: книга для мам и дочерей» Ирины Млодик (это тоже для детей помладше); «Как рассказать дочке о взрослении, половом созревании и о сексе» Мишеля Хоупа (прекраснейшая книга для подростков); «50 лайфхаков. Психологические квесты» Галины Тимошенко (с удовольствием читают сами подростки); «У меня растет дочка! Как воспитать истинную женщину» Яна и Мэри Грант (там, кстати, есть глава, как воспитать дочку, если вы родитель-одиночка).

— Не приводит ли официальная линия «Рожайте больше, рожайте скорее!» к тому, что девушки игнорируют собственный темп созревания и вступают в половую жизнь раньше, чем им бы хотелось?

— Я думаю, что это не взаимосвязано. Подростки не слышат о демографических проблемах. Они же не смотрят государственные телеканалы (смеется — прим. Onliner). Когда с подростками говоришь, они такие: «Дети? Да ну!» У многих девочек сейчас карьера на первом месте. Они нацелены на поздний брак. С одной стороны, радует, что подростки хотят окончить институт, построить карьеру, но, с другой стороны, мысли о семье и детях даже в отдаленном будущем пугают их — и это тревожный знак.

Если родители будут с яростным осуждением говорить о раннем вступлении в половую жизнь или ранней беременности, агрессивно нападать на условную Машу, которая родила в 16 лет, это не поможет детям сделать правильный выбор. Наоборот, увидят такую родительскую реакцию и испугаются. Если с ними случится ранний первый секс, не смогут прийти и рассказать маме или папе. Это снова про контакт между родителями и ребенком.

Мы много говорим о роли матери. Нужно сказать, что отец не менее важен. Он ведь первый мужчина в жизни девочки. Как он будет к дочери относиться, любить, уважать, слышать, соблюдать границы, так и она будет себя нести в мир. Есть период в подростковом возрасте, когда девочка приходит к папе и начинает соблазнять его, «точить коготочки». Здесь важно, чтобы папа был бережен, а не груб: «Отвали!», «У меня нет времени!» Подростки очень ранимые, особенно девочки. Тогда они вообще не захотят никаких отношений. Либо в протест могут пойти, как я уже говорила, в другую полярность: «Ах, ты меня отвергаешь? А я докажу, что я достойна!» — и множество половых партнеров, ранний секс и так далее. Поэтому отцу важно говорить девочке: «Я тебя люблю, ты моя дочь. Но моя главная женщина — это твоя мама, моя жена. А ты обязательно встретишь своего мужчину, который будет тебя так же любить и уважать, как я твою маму».

 

Источник: people.onliner.by

Добавить комментарий

*

14 − 14 =